Підписатись
Відписатись

 
КРИЗИС ИДЕНТИЧНОСТИ У ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА

КРИЗИС ИДЕНТИЧНОСТИ У ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА.

к.мед.н.,Гура Э.И.,

г. Днепропетровск

В 2008-2009 годах было проведено исследование 36 детей старшего школьного возраста, оказавшихся в результате семейных и социальных проблем в приютах для несовершеннолетних г.Днепропетровска. Все дети демонстрировали психические расстройства невротического регистра. Для оценки психического состояния и способов преодоления жизненных проблем детей использовались методики: индикатор копинг-стратегий (Д.Амирхана)и типологий психологических защит (Р.Плутчик в адаптации Л.И.Вассермана, О.Ф.Ерышева, Е.Б.Клубовой и др.) <1,2>. Данные исследования «фантазирования», как способа преодоления подросткового кризиса, детьми старшего школьного возраста представлены в таблице 1.

Таблица 1.

Высказывания вопросников

% позитивных ответов

% негативных ответов

Мечтаю, фантазирую о лучших временах

77.8

22.2

Фантазирую о том, что все могло быть иначе

83.3

16.7

В своих фантазиях я совершаю великие поступки

88.9

11.1

Данные таблицы 1 свидетельствуют о весомой роли «фантазирования»  в преодолении жизненных проблем подростками. Особенностью исследованной группы является использование фантазий величия, которые выявлены у 88.9% детей. 

Контрольная группа состояла из 29 психически здоровых молодых людей 20-33 лет. Результаты исследования «фантазирования»  у  достаточно взрослых людей представлены в таблице 2.

Таблица 2.

Высказывания вопросников

% позитивных ответов

% негативных ответов

Мечтаю, фантазирую о лучших временах

79.3

20.7

Фантазирую о том, что все могло быть иначе

58.6

41.4

В своих фантазиях я совершаю великие поступки

20.7

79.3

Данные таблицы 2 свидетельствуют о особенностях использования «фантазирования» здоровыми взрослыми людьми. Очевидно снижение использования «фантазирования о том, что все могло быть иначе». Данные диагностических интервью свидетельствуют о том, что взрослые в большей степени осознают реальность и жизненные закономерности, свой вклад в жизненные изменения. Использование фантазий величия выявлены у 20.7%  исследуемых.  Видимо снижение подобных фантазий один из более показательных динамических признаков зрелости и соответственно психического здоровья. Данные диагностических интервью свидетельствуют о том, что достаточно зрелые люди ориентируются на совершение не великих, а реальных действий, способных приносить естественные удовольствия. Можно говорить о том, что показатели «фантазирования» достаточно зрелыми людьми могут быть целями психотерапии личностного развития у детей старшего школьного возраста.

Интенсивное использование детьми «фантазирования» позволяет применять методы психотерапии, ориентированные на внутренний «фантазийный» мир подростков <3,4>. Среди достаточно большого количества подобных методов хотелось бы остановиться  на психоаналитически-ориентированном клиническом подходе Э.Эриксона. Метод позволяет использовать при проведении интерпретаций внутреннего состояния подростков теорию личностного развития.  Подобный выбор обусловлен несколькими факторами. Во-первых, в описании своего душевного состояния, дети практически дословно повторяют описанный Э.Эриксоном невротический синдром, при котором основным источником душевного смятения служит ощущение беспочвенности, оторван­ности от семейных корней. Они сообщают о разрыве между нынешним образом жиз­ни в приюте и семейной атмосфере, которая сохранилась в детской памяти. Дети говорят о том, что они чувствуют пропасть не только позади себя между жизнью в семье и в приюте, но и впереди, на пути из приюта к психосоциальной зрелости. Можно говорить о том, что дети переживают развернутый и крайне болезненный кризис идентичности. Во-вторых, Э.Эриксон представляет практическую теорию, позволяющую проводить осознанные интерпретации внутреннего мира и фантазий детей. Подобные интерпретации помогает детям осознать и преодолеть кризис идентичности.  Для использования метода интерпретации кризиса идентичности необходимо знание основных положений теории личностного развития. С классической точки зрения каждый человек переживает кризис идентичности в  подростковом возрасте. Под кризисом Э.Эриксон подразумевает поворотный пункт в развитии личности, проводя аналогию с кризисом во время лихорадки. Если кризис успешно разрешается, жар уходит и ребенок начинает выздоравливать и физически развиваться, соответственно, если личностный кризис разрешается, ребенок переходит на новую стадию психосоциального развития. С медицинской точки зрения для успешного выхода из лихорадки необходимо создать определенные благоприятные условия (режим, уход и т.д.). Видимо, для выхода из психосоциального кризиса детям необходимо создать определенные психосоциальные условия в приюте. Можно говорить о том, что кризисы это особые моменты в человеческой жизни «моменты выбора между прогрессом и регрессом, интеграцией и отставанием». Интересно то, что в китайском языке слово кризис состоит из двух иероглифов, обозначающих опасностьи возможность. У каждого ребенка есть возможность развиваться дальше, и есть опасность замереть на определенной стадии развития или регрессировать на более раннюю. В норме кризис не обязательно проходит драматично. Часто лишь спустя некоторое время человек осознает, что главный поворотный этап достигнут и пройден. Подобная динамика кризиса  у детей в приюте не возможна, так как психосоциальная ситуация максимально усугубляет его течение.  Успешное разрешение кризиса способствует развитию определенных психосоциальных навыков, которые могут быть развиты в процессе психотерапии. В идеале ребенок выходит из кризиса, обогащенный чувством внутреннего единства, обладающий более ясными суждениями и большей способностью действовать эффективно. С точки зрения личностного развития термин идентичностьвключает чувство индивидуальности, целостности и тождественности, ощущение синтеза, единства и социальной солидарности. Психосоциальная идентичность развивается из постепенной интеграции всех идентификаций личности. Но это новое целое качественно отличается от суммы его частей. Подросток пытается вырабатывать свои собственные теории и мировоззрения, которые сулят примирить все его противоречия и создать гармоническое целое во внутреннем мире. Таким образом, внутренний мир подростка готов к принятию нового. Он является буквально губкой, которая впитывает новые идеи и мировоззрения. Эту особенность необходимо использовать для формирования психотерапевтических взглядов и аналитического мышления, способного быть основой подросткового мировоззрения. Благодаря этому у детей появляется возможность создавать более реалистический внутренний образ себя, собственной семьи  и общества. Важное место в терапии отводится работе с обобщениями и решению задачи идентификации. Детям необходима помощь в  объединении всего того, что они знают о себе самом как о ребенке, школьнике, сыне или дочери, брате или сестре, внуке или внучке, спортсмене, друге и так далее. Все эти роли они должны собрать в единое целое, осмыслить их, связать с прошлым и проецировать в будущее. Если в процессе терапии подросток успешно справляется с психосоциальной идентификацией, у него появится ощущение того, кто он есть, где находится и куда идет, т.е. формируется аутоидентичность.Она возникает из ощущений, в которых временно перепутанные ощущения «самости» успешно интегрируются в ансамбль ролей, обеспечивающих ребенку социальное признание. Аутоидентичность достигается в результате интеграции наших прошлых и настоящих социальных ролей и образов себя. Есть смысл помнить о том, что в норме подготовка к всесторонней психосоциальной идентификации в под­ростковом возрасте должна начинаться с мо­мента рождения. Из-за неудачного детства и тяжелого быта исследуемые дети не подготовлены к решению подобной задачи. Они не могут решить задачу идентификации и определить свое «Я», вследствие этого они демонстрируют симпто­мы «путаницы ролей» и неуверенность в понимании того, кто они такие и к какой среде принадлежат.

Во время терапии с детьми обсуждаются  позитивные и негативные элементы ощущения идентичности. В него входит то, кем дети хотят стать, и то, кем не желают быть. В крайне негативных социальных условиях (исследуемые дети) у большинства молодых людей нет возможности посвятить себя позитивным целям.  Отсутствие здорового чувства идентичности у детей выражается во враждебном отношении к имеющимся социальным ценностям и общественным целям. Многие дети предпочитают нейтральной модели образ «плохих парней». Целесообразно выделять позитивную и негативную идентичности. Выбор негативной идентичности основан на ролях, которые кажутся нежелательными или опасными. Если ребенок не в состоянии выбрать позитивную роль, он выбирает негативную. Сюда может входить любая роль, соответствующая образу неудачника или изгоя (образ сироты). Результаты исследования позволяют говорить о выделении у детей чрезмерной и недостаточной идентификации.Чрезмернаяидентификация наблюдается в случае идентификации ребенка с молодежными кумирами или с одним из родителей. В результате этого невротическая «самость» быстро становится жертвой чрезмерной идентификации, которая изолирует ребенка от собственной зреющей идентичности и от его окружения. Недостаточную идентификацию можно проследить в жизненных историях пациентов, которые практически не имели шансов произвести идентификацию с каким-либо родительским объектом (девочка-подросток после смерти мамы в Москве на пути к бабушке, проживающей в Днепропетровске, за два года побывала в четырех приютах и двух приемниках-распределителях). В случае успешно проведенной работы у ребенка формируется базовая способность подростковой стадии  — чувство верности. Э.Эриксон определяет верность как способность сдерживать свои обещания, несмотря на противоречие системы ценностей. Верность требует наличия весомой и приемлемой социальной идеологии и поддержки сверстников, сделавших схожий выбор. Сформированное в результате терапевтических отношений чувство верности рассматривается как один из критериев эффективности и возможности завершения терапии по преодолению кризиса идентичности.

Выводы:

1. Дети старшего школьного возраста, оказавшиеся в результате семейных и социальных проблем в приютах, переживают специфический невротический синдром (острый кризис идентичности).

2. Особенности психического состояния и мышления детей позволяют использовать в психотерапии  интерпретации, ориентированные на основные положения теории личностного развития Э.Эриксона.

3. При оценке кризиса идентичности у детей целесообразно диагностировать нормальную или патологическую идентичность. Описывая патологию подростковой идентичности необходимо указывать преобладающие  расстройства (психическая/социальная составляющая); количественные расстройства (чрезмерную/недостаточную идентичность); качественные характеристики (позитивная/негативная идентичность). Правильная диагностика позволяет определить индивидуальные цели и пути психотерапевтической работы с детьми.

Литература:

1. Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Психология сиротства. 2-е изд.-СПб.:Питер,2005.-400с.

2. Диагностика типологий психологической защиты (Р.Плутчик в адаптации Л.И.Вассермана, О.Ф.Ерышева, Е.Б.Клубовой и др.) / Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. - М., Изд-во Инст. Психотерапии. 2002. C.444-452

3. Гура Е.І. Структура личности подростков, лишенных родительской опеки //  Таврич. журн. психиатрии. – 2006. – Т.10, №3(36). – С. 86- 93.

4. Юр’єва Л.М., Гура Е.І. Реабілітація підлітків, позбавлених батьківського піклування: Монографія. – Дніпропетровськ: Журфонд, 2009. – 118с.

 

 

Перейти до дискусійного клубу(прохання вказати назву статті)
Архів новин  2006  2007  2008  2009  2010  2011  2012  2013  2014  2015  2016  2017